СК завел дело о беспорядках на митинге 27 июля. Это новое «болотное дело»?

«Открытые медиа» спросили адвокатов, стоит ли ждать нового масштабного процесса

Столичный главк Следственного комитета (СК) возбудил дело о массовых беспорядках после митинга 27 июля. Фигурантов в нём пока нет.

Это второе подобное расследование после дела о массовых беспорядках 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Его фигурантами тогда стали 30 человек, задержания шли несколько лет. Дело закончили только в мае 2018-го, когда истёк срок давности.

«Открытые медиа» спросили адвокатов, в том числе работавших по «болотному делу», стоит ли ждать нового масштабного процесса по делу о 27 июля.

На несогласованной акции против недопуска к выборам независимых кандидатов в Мосгордуму задержали 1373 человека. Кроме дела о беспорядках СК расследует три дела по статье о применении насилия в отношении представителя власти. Мещанский суд Москвы 29 июля арестовал на два месяца участника митинга Евгения Коваленко, который якобы бросил в ОМОНовца мусорный бак.

Дмитрий Аграновский, защищавший обвиняемых по «болотному делу» Ярослава Белоусова и Константина Развозжаева, сказал «Открытым медиа», что допускает — новое дело дойдёт до суда: «Вопрос в том, будет ли оно в формате второй Болотной, или власти учтут ошибки предыдущего дела — оно получило международный резонанс. Европейский суд по правам человека признал нарушение права на справедливое судебное разбирательство обратившихся фигурантов дела. Такого размаха и столкновений здесь [27 июля] не было».

 

Если дело пойдёт по лекалам «болотного», то оно уже вряд ли кого-то напугает, уверен Аграновский. По его мнению, это будет длительный процесс, на который России будут указывать западные страны, так же, как указывают на «болотное дело». Кроме того, адвокат советует участникам митинга 27 июля уже сейчас задуматься о своей защите.

«Если буквально толковать статью 212 УК РФ, то массовых беспорядков не было ни 27 июля, ни на Болотной площади [6 мая 2012 года], ни в довольно древней акции нацболовв декабре 2004-го. Тем не менее, по этим делам есть вступившие в силу приговоры о том, что массовые беспорядки были. На мой взгляд, эти действия не попадают под статью о беспорядках, но я хотел бы предупредить участников [несогласованного митинга], что практика у нас такова в стране, что им однозначно стоит искать защитников», — сказал Аграновский.

Адвокат напомнил, что согласно 212 статье УК уголовно наказуемыми являются не любые беспорядки, а те, что сопровождались погромами, поджогами, уничтожением имущества и причинением телесных повреждений.

«На мой взгляд, у людей не было цели достигнуть того, что описано в этой статье. Короче говоря, нужны последствия. Мы в „болотном деле“ и говорили, что этих последствий не было, — сказал Аграновский,. — Я надеюсь, что власти проявят гуманность и европейский подход, в Европе или США демонстрантов на митинге бьют намного более жестоко, чем у нас, но процессов потом не устраивают».

Аграновский заметил, что за семь лет с «болотного дела» технология распознавания лиц шагнула вперед: «Выявить людей, участвовавших в столкновениях легче, а люди, в принципе, к массовым беспорядкам не готовы — они не завязывают лица и не надевают каски. Бери да суди».

Валерий Шухардин, защищавший участника «болотного дела» Михаила Косенко, тоже не видит оснований для уголовного дела после июльской акции, но настроен пессимистично.

«Будет а-ля „болотное дело“, да, сейчас эта буча поднимается, хотя, конечно, это все незаконно, никаких уголовных дел там нет. Будут выцеплять тех, кто кинул урну, ещё что-то сделал, что зафиксировано на видео», — сказал Шухардин «Открытым медиа».

Отвечая на вопрос, выгодно или невыгодно чиновникам и Следственному комитету разворачивать такой же масштабный процесс, как «болотное дело», Шухардин заметил, что о таких вещах, наверное, никто не думает, а «власть просто показывает, кто в доме хозяин». «[Власть], такое ощущение, специально всё делает, что не в [её] пользу», — добавил адвокат.

Адвокат Юрий Гервис считает, что властям невыгоден масштабный процесс, подобный «болотному делу», но силовики сделали серьезную заявку.

«Любой антагонизм — это выращивание революционеров. С другой стороны, число задержанных [27 июля] можно расценивать как чёткий сигнал о серьёзности намерений. На митинге 27 июля, судя по видеозаписям, которых большое количество, судя по тому, что я видел, не было серьёзных насильственных действий. Думаю, развитие событий зависит от того, что будет 3 августа [на эту дату запланирована новая несогласованная акция]. Если просто люди пройдут с флагами, что-то проскандируют, всё будет относительно мирно, то серьёзного развития [уголовного дела] не должно быть», — сказал защитник.

31.07.2019Евгений Сафронов, Татьяна Пашкова