Вступил в силу оправдательный приговор всем фигурантам "макового дела"

На днях вступил в законную силу приговор Брянского областного суда от 24 января (выписка имеется в распоряжении «АГ»), которым были полностью оправданы фигуранты так называемого макового дела, возбужденного в 2010 г.: 13 человек обвинялись во ввозе и распространении 146 т наркотических средств под видом пищевого мака и (или) замаскированных в нем, а также в организации преступного сообщества. Оправдательный приговор был вынесен на основании вердикта присяжных заседателей.

Адвокат АБ «Реальное право» Валерий Шухардин, защищавший интересы Сергея и Романа Шиловых, которые являлись основными фигурантами дела, рассказал «АГ» о его обстоятельствах.

История «макового дела»

Сергей Шилов был директором ООО «МКМ», которое занималось поставками кондитерского мака из Европы в Россию. Пищевой мак закупали в Испании, очищали в Голландии и затем поставляли на склад в Подмосковье, откуда реализовывали, в том числе на хлебобулочные комбинаты.

Осенью 2010 г. при пересечении таможенной границы в г. Брянске эксперты ФСКН обнаружили в пробах партии следовые количества наркотических веществ – 0,00069% морфина и 0,00049% кодеина, что для пищевого мака является естественным. Несмотря на это, было возбуждено уголовное дело, в рамках которого партию мака пытались уничтожить, однако Брянский областной суд отказал в этом, поскольку выделить морфин из пищевого мака не представлялось возможным, и уголовное дело было прекращено.

Когда мак был арестован на таможенном складе, Сергей Шилов обратился в НИИ сельского хозяйства с запросом о том, возможна ли более полная очистка. В письме от 29 сентября 2011 г., подготовленном заведующей химико-аналитической лабораторией НИИ Ольгой Зелениной, отмечалось, что пищевой мак в естественном состоянии всегда содержит следовые количества морфина, и его невозможно выделить и использовать с целью наркотизации. Как отметил Валерий Шухардин, уголовное дело было прекращено еще до получения экспертного заключения Зелениной.

Однако в 2012 г. на складе в г. Пушкине были обнаружены 200 т пищевого мака с аналогичными примесями. ФСКН возбудила новое уголовное дело, к которому было присоединено и прекращенное в 2010 г., в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. 

Читайте также
Право реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту
О решении КС и последующем законопроекте об уточнении порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования
21 Февраля 2019 Дискуссии

В июле того же года Сергей Шилов и его сын Роман были задержаны. Сергею Шилову были предъявлены обвинения в приготовлении к сбыту наркотических веществ, создании преступного сообщества в целях совместного совершения нескольких тяжких и особо тяжкий преступлений, а также руководство им и входящим в его состав структурным подразделением. Роману Шилову и еще четырем фигурантам дела – руководство подразделением, входящим в состав преступного сообщества, и приготовление к незаконному сбыту наркотических веществ в особо крупном размере организованной группой. Остальным, включая эксперта Ольгу Зеленину, – участие в преступном сообществе.

По словам Валерия Шухардина, после задержания практически все фигуранты дела были заключены под стражу, впоследствии мера пресечения была изменена. В итоге на момент вынесения приговора 9 обвиняемых находились под подпиской о невыезде, двое под домашним арестом и двое – отпущены под залог. Как сообщил адвокат, обвинение включало 25 эпизодов, уголовное дело насчитывало свыше 2 тыс. томов.

Является ли пищевой мак наркотиком?

Как пояснил Валерий Шухардин, критерием отнесения вещества к наркотическому является его свойство оказывать специфическое влияние на центральную нервную систему человека и вызывать негативные последствия в виде привыкания, физической и психической зависимости, расстройства здоровья и т.п.

По его словам, из материалов дела, а также выступлений участников процесса, особенно Ольги Зелениной, следовало, что пищевой мак всегда содержит в составе наркотически активные алкалоиды опия в очень незначительном количестве и они не оказывают наркотического воздействия на организм человека.

Валерий Шухардин подчеркнул, что согласно заключениям экспертов от 8 августа 2013 г., которые в рамках эксперимента попытались изготовить из пищевого мака наркотическое средство, в полученном веществе такового обнаружено не было. 

Также сторона защиты отмечала, что морфина в семенах и некоторых других частях мака настолько мало и он соединен с другими веществами, что делает практически невозможным его выделение и использование в целях наркотизации. «Поэтому семена мака и не признаны во всем мире, в том числе в России, наркотическим средством, как и маковая солома, которая признана наркотическим средством только в России», – подчеркнул адвокат.  

При этом он добавил, что от технологической примеси можно избавиться, только тщательно промыв пищевой мак, но в таком случае он сразу должен быть использован – в частности, в выпечке, – поскольку промытые семена быстро становятся непригодными для использования в пищу. «В этом и заключается причина наличия технологической примеси в пищевом маке, – пояснил Валерий Шухардин. – В ГОСТе указано, что если сорная примесь составляет менее 0,05% от общей массы семян, значит, ее нет. То есть пищевой мак считается чистым и безопасным для потребления». 

По словам Валерия Шухардина, весь пищевой мак, изъятый в рамках уголовного дела, соответствовал национальному и межгосударственному стандарту, установленному Законом о техническом регулировании. Более того, согласно ст. 53 ч. 3 Конституции РФ любые права граждан, в том числе на продажу пищевого мака, могут быть ограничены только федеральным законом и только в конституционно значимых целях – в частности, если речь идет о безопасности населения. Так, пищевой мак с естественным содержанием алкалоидов опия безопасен для потребления населением, что подтверждает ГОСТ, т.е. наркотическим средством не является.

Кроме того, отметил защитник, сторона обвинения утверждала, что подсудимые импортировали и реализовали в России несколько десятков килограмм опия. Однако, по словам адвоката, в пищевом маке опий отсутствует, так как это свернувшийся сок опийного мака, который собирают из недозрелой коробочки растения. Как полагает защитник, эксперты ФСКН, скорее всего, обнаружили в пробах налеты масла, смыв пыли, песка, водорастворимых белков, полипептидов и аминокислот, но точно не алкалоиды, которые должны быть в опии.

В отношении обнаруженных в маке морфина, кодеина и тебаина Валерий Шухардин отметил, что эти вещества входят в состав многих лекарственных препаратов, причем их процентное содержание значительно превышает их содержание в пищевом маке. 

По словам адвоката, обвинение утверждало, что Шиловы не задекларировали наркотические средства при перемещении груза пищевого мака через таможенную границу РФ. Однако, пояснил он, поскольку пищевой мак не является наркотическим средством, поэтому не требует декларирования. То есть отсутствует и контрабанда как таковая.

Обвинение в создании ОПС

Валерий Шухардин также рассказал, что доводы обвинения в организации преступного сообщества и участия в нем были также голословными. По его словам, представленные суду доказательства не подтверждали наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, а также совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Также не было подтверждено совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

Адвокат добавил, что суду не были представлены такие характерные для ОПС признаки, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в том числе из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и поведения участников преступного сообщества и т.д.

По словам Валерия Шухардина, сторона обвинения лишь указала, что всех подсудимых объединял единый умысел на совершение преступлений, при этом не пояснив, что большинство подсудимых были знакомы друг с другом только выборочно.

При этом он добавил, что до 2012 г. Роман Шилов фактически проживал в Австралии и помогал отцу в качестве переводчика при общении с поставщиками из Европы. В частности, в 2009 и 2010 гг. он помогал отцу установить нормы по кадмию в пищевом маке, однако, по словам адвоката, сторона обвинения пыталась преподнести переписку как касающуюся наркотических средств, а не кадмия.

Сторона обвинения, также отметил Валерий Шухардин, убеждала присяжных в том, что члены ОПС целенаправленно предоставляли для проверки чистый чешский мак. Однако, по словам адвоката, из материалов дела и заключения экспертов следовало, что пищевой мак производства Чехии, поступивший на склад в июле 2012 г., – т.е. на день ареста Шиловых, – также имеет следы алкалоидов опия, а маковой соломы содержит даже больше, чем испанский. Адвокат полагает, что эти доводы обвинения были созданы искусственно, чтобы ввести в заблуждение суд о наличии в действиях обвиняемых преступных намерений и создания формальных признаков конспирации.

19 декабря 2018 г. вердиктом присяжных все подсудимые были полностью оправданы по всем эпизодам обвинения, и 24 января суд вынес оправдательный приговор за неустановлением события преступления, отменил меры пресечения и признал за оправданными право на реабилитацию. 

Комментируя приговор, Валерий Шухардин отметил, что вердикт присяжных был практически единодушным, они ответили об отсутствии как такового события преступления – сбыта наркотических средств. «Надеюсь, что именно мои доводы о том, что пищевой мак не является наркотическим средством, поскольку не обладает наркотическим воздействием, не вызывает наркотического опьянения, и из него невозможно выделить морфин, кодеин и тебаин и использовать их с целью наркотизации, были услышаны», – подчеркнул он. 

В заключение адвокат добавил, что сторона обвинения не стала обжаловать его и он уже вступил в законную силу.