«Разбирательство было несправедливым». ЕСПЧ назначил компенсацию отсидевшему 12 лет за недоказанное убийство жителю Ижевска

Житель Ижевска Сергей Фефилов 5 сентября в очередной раз отметился у инспектора по административному надзору Устиновского отдела полиции. В 2016 году он вышел из тюрьмы, где провел 12 лет за убийство милиционера. Все эти годы его жена доказывала, что он невиновен, и дошла до Европейской суда по правам человека. ЕСПЧ решил, что государство нарушило право Сергея Фефилова на справедливое рассмотрение его дела. Подробности — в обзоре корреспондента «7x7».


«Суд использовал признание заявителя в качестве основы осуждения»

На сайте Европейского суда по правам человека 17 июля появилось постановление по делу «Фефилов против России». Согласно этому постановлению, при разбирательстве его дела российский суд нарушил два пункта статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

«Национальный суд использовал признание заявителя в качестве основы для его осуждения, которое при отсутствии других прямых доказательств его причастности к убийству привело к тому, что разбирательство против него было несправедливым».

Суд единогласно постановил, что российская сторона нарушила пункты 1 и 3(с) статьи 6 Конвенции и что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня принятия окончательного решения 4000 евро и компенсацию расходов на юридическую помощь — 510 евро.

 

Осудили за убийство милиционера

Сергея осудили за преступление, которое он якобы совершил в феврале 2005 года. 8 февраля в подъезде одного из многоквартирных домов Ижевска обнаружили убитого сотрудника милиции, сына одного из партийных функционеров регионального отделения партии «Единая Россия». Ни свидетелей, ни необходимых вещественных доказательств не нашли.

В ходе своего собственного расследования жена Сергея Лариса Фефилова узнала, что вскоре после убийства милиционера несколько дней подряд задерживали и привозили в Устиновский РОВД мужчин в возрасте от 20 до 40 лет, в прошлом судимых или наркоманов. Один из наркоманов подписал заявление о явке с повинной, где «сознался», что вместе с Сергеем Фефиловым убил милиционера. Потом это заявление из дела исчезло, от него остался единственный след — запись в постановлении об обыске у Сергея.

22 марта Сергея задержали. В течение шести часов оперативники добивались от него «чистосердечного признания». По его словам, заявление о явке с повинной он написал под диктовку следователя ближе к полуночи, когда ему пригрозили, что «вывезут в лес» Ларису, на которой он женился два месяца назад. 

 

 «Явку с повинной я написал под пыткой»

В версии следствия было много противоречий. Сергей — правша, на момент убийства его правая рука после перелома была в гипсе. Наносить смертельные удары сломанной рукой вряд ли было возможно. В заявлении о явке с повинной он «написал», что убивал милиционера перочинным ножиком. Но патологоанатом причиной смерти назвал травмы головы от ударов «тяжелым предметом с ребристой поверхностью». Лариса и Сергей подозревали, что пятно крови, «схожей» с группой крови убитого, на пальто Сергея появилось в течение трех месяцев, когда оно находилось у следователей вместе с курткой жертвы.

Многократные заявления Сергея, что «явку с повинной» он «написал» под пыткой, ни к каким последствиям не привели. В возбуждении уголовного дела против избивавших его оперативников отказали.

По словам Сергея, дело шло к суду, когда главный из занимавшихся его делом оперативников пришел к нему в СИЗО и предложил «дать показания» на кого-нибудь другого и стать по делу «свидетелем». Сергей отказался. Но в его деле такой «засекреченный свидетель» был, и он «показал», будто бы Сергей сам в подробностях рассказал ему, как убивал незнакомого ему человека.  

 

«Российское законодательство не требует присутствия юриста-защитника»

Лариса Фефилова до задержания мужа работала бухгалтером. Доказывая невиновность мужа, она стала опытным правозащитником и возглавила региональное отделение всероссийского общественного движения «За права человека».

С помощью коллег Лариса подала жалобу в Европейский суд по правам человека — жалобу приняли к рассмотрению в декабре 2006 года. В 2010 году из Страсбурга пришли вопросы к правительству РФ. В 2011 году ответы из России ушли в Страсбург.

Российские власти заявили, что до момента присвоения статуса подозреваемого российское законодательство не требует обязательного присутствия при следственных действиях юриста-защитника. Это действительно так. Но в этом и состоит ущербность российского уголовного законодательства, с которой не согласились судьи ЕСПЧ.

28 июня 2018 года Палата ЕСПЧ в составе семи судей решила, что российская сторона нарушила пункты 1 и 3(с) статьи 6 Конвенции.

 Статья 6Право на справедливое судебное разбирательство  

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона... 

«Это дело очень важно для адвокатской практики»

Фефилов обязан находиться дома с 22:00, трижды в месяц отмечаться в полиции, выезжать за пределы города может только с разрешения начальника отдела полиции. Он с трудом устроился на работу. Ходит вместе с женой на гражданские акции. Московский адвокат Валерий Шухардин, помогавший Ларисе Фефиловой написать и отправить жалобу в ЕСПЧ, в своем комментарии для «Адвокатской газеты» сказал, что дело Сергея Фефилова очень важно для адвокатской практики, так как большое количество приговоров основано преимущественно на «признаниях» задержанных или их «явках с повинной», от которых они в дальнейшем обоснованно отказываются. По мнению адвоката, ЕСПЧ в очередной раз указал на изъяны российского уголовно-процессуального закона.

Решение Европейского суда вступит в силу через три месяца, пока же стороны могут обжаловать его в Большой палате ЕСПЧ. Если решение не обжалуют, то Российская федерация выплатит Сергею Фефилову 4000 евро и компенсацию расходов на юридическую помощь — 510 евро. После этого он сможет обратиться в Верховный суд РФ с заявлением о пересмотре своего дела.

 

Надежда Гладыш, «7x7»

https://7x7-journal.ru/item/110808?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop