Россия выплатит почти 55 тыс. евро за бесчеловечные условия содержания под стражей

8 марта 2018 г. Европейский Суд по правам человека вынес лаконичное решение по жалобам шестерых заявителей, которые были объединены в одно дело «Дандаев и другие против России». По этому делу заявители в основном жаловались на неадекватные условия их содержания под стражей после осуждения, в частности, на крайнюю нехватку места в тюремной камере из-за ее переполненности. Правительство России согласилось с требованиями в этой части жалобы и добровольно обязалось в течение трех месяцев выплатить компенсацию ущерба, нанесенного заявителям.

Обратившиеся в Европейский Суд заявители в разное время и в разных субъектах Российской Федерации испытывали страдания от того, что их условия содержания под стажей после осуждения были неприемлемыми. Об этом они сообщили Суду, ссылаясь на ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Также заявители имели и другие претензии к Правительству.

Суд признал эти жалобы приемлемыми. Принимая такое решение, Суд ссылался на принципы, установленные в его прецедентной практике в отношении бесчеловечных условий содержания под стражей. В свою очередь, Правительство согласилось с наличием проблемы и предложило выплатить компенсационные суммы заявителям, и последние согласились с условиями Правительства. 

Относительно остальных жалоб Суд посчитал, что они либо не соответствуют критериям приемлемости, изложенным в ст. 34 и 35 Конвенции, либо не раскрывают какого-либо нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или Протоколах к ней. Таким образом, Суд постановил выплатить 55 тыс. евро за бесчеловечные условия содержания под стражей.

Адвокат Валерий Шухардин, представляющий интересы одного из заявителей в ЕСПЧ, сообщил подробности дела: «Было более широкое обращение и жалобы удовлетворили лишь частично, и об этом ЕСПЧ пишет. Суть основного обращения сводится к ненадлежащим условиям содержания инвалидов в исправительных учреждениях. В частности, поскольку мой доверитель инвалид (у него одна нога ампутирована), а ему не оказывали надлежащую медицинскую помощь, то, конечно же, жалоба была направлена, в первую очередь, на то, что неоказание медпомощи и ненадлежащее содержание в исправительных учреждениях, которые не приспособлены для инвалидов, нарушали его права. Это и была основная жалоба», – пояснил адвокат.

«Вот в этой части по какой-то причине ЕСПЧ признал жалобу неприемлемой. И по какой именно, на самом деле не понятно: в решении он этого не указал, отметив только, что требования неприемлемы», – пояснил Валерий Шухардин. Защитник также рассказал о том, что это дело первоначально было объединено с четырьмя другими делами по инвалидам из разных субъектов РФ: «По четырем осужденным признали условия содержания инвалидов ненадлежащими, а вот его как раз выделили из этого дела, не признав даже неоказание медпомощи».

Валерий Шухардин отметил, что в последнее время ЕСПЧ почему-то часто отказывает в удовлетворении таких жалоб: «Видимо, какой-то доказательной базы не хватает, ведь все-таки обосновать это трудно, так как в основном это слова осужденного, с его слов, как правило, и составляется доказательная база».

По жалобе доверителя Валерия Шухардина Суд оставил лишь один довод относительно того, что, когда его помещали в штрафной изолятор несмотря на состояние здоровья, в камере людей было много, а сама камера была маленькой. Соответственно, ненадлежащий метраж камеры на одного осужденного ЕСПЧ признает нарушением ст. 3 Конвенции.

«Ответ Правительства моего доверителя не касается, так как оно отвечало по другим заявителям. Но он в любом случае естественен, поскольку уже неоднократно выносились решения по поводу нарушения права на участие в судебных заседаниях в гражданских процессах Европейским Судом. Естественно, Правительство минимизировало ущерб и согласилось с наличием нарушений», – разъяснил защитник.

Относительно жалобы на нарушения ст. 3 и 13 Конвенции из-за ненадлежащего содержания в СИЗО адвокат пояснил, что это уже системные нарушения, которые ранее признавались ЕСПЧ. Правительство решило эти нарушения признать и, таким образом, как бы минимизировало предмет рассмотрения судами первой инстанции, поскольку по этим доводам жалобы уже были исключены. Оно предложило одностороннюю декларацию с выплатой компенсации, и сами заявители на это согласились.  

«В последнее время появилась практика, когда Правительство часто в форме односторонней декларации соглашается с нарушениями по разным делам, которые касаются, в частности, содержания под стражей, нарушения разумных сроков содержания под стражей и нарушения безотлагательности проведения проверки правомерности», – сообщил адвокат и пояснил, что это одна из процедур Европейского Суда, и она влечет в дальнейшем исключение дела из рассмотрения, и, чтобы не выносить решение по существу, на этой стадии дело прекращается.

Отвечая на вопрос о том, почему ранее Россия в качестве ответчика в ЕСПЧ не соглашалась с наличием нарушений с ее стороны, Валерий Шухардин сообщил следующее: «Раньше было меньше обращений, а значит, и меньше была прецедентная практика ЕСПЧ. А сейчас это уже, можно сказать, “клоновые” дела, по которым практика  уже выработана. Соответственно, когда ЕСПЧ коммуницирует жалобу, то ссылается на то, что это уже далеко не первый случай. Таким образом, решение уже как бы предрешено, так как ЕСПЧ даже не просит Правительство какие-то возражения делать на эти жалобы, а просто информирует его о том, что они коммуницированы, и предлагает внести какое-то мирное урегулирование либо одностороннюю декларацию. А затем в кратчайшие сроки выносит решение по этим делам, если Правительство само не соглашается на компенсацию».

«Формально для улучшения условий содержания в СИЗО Правительство что-то делает: расширяет площадь изоляторов, проводит ремонт, строит дополнительные изоляторы, пытается разгрузить помещения. То есть нельзя сказать, что меры не принимаются вовсе. Но предпринимаемых действий недостаточно для устранения системности этой проблемы. Поэтому было бы верным направить средства в нужное русло, но РФ не очень торопится заниматься глобальным решением такой проблемы», – отметил Валерий Шухардин.

Он пояснил, в чем на самом деле заключается эта проблема: «Суды у нас всех сажают в СИЗО по требованию следователей, и никаких разбирательств по этому поводу не проводится. Если бы у нас суды работали так, как их обязывает работать ЕСПЧ, то у нас и заключенных было бы в два раза меньше, и, как следствие, переполненность в этих следственных изоляторах сократилась».

Адвокат считает, что есть комплексная проблема, а как ее решить – пока не понятно. «ФСИН делает по-своему, суды – по-своему, следователи – тоже, и состыковать эти три позиции практически невозможно», – заключил он.